Стереотип поведения 5 страница

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

К этому надо добавить, что долгожительству евреев весьма поспособствовал пассионарный толчок XIII века, который прошел через современную Белоруссию и Украину. В результате этого толчка появился последний по счету еврейский этнос – хасиды. (Гумилёв говорил о хасидах одном из последних интервью.) У представителей этого небольшого этноса, по словам ученого, сложился «совершенно особый еврейский склад этнического мироощущения». То есть – отличный даже от традиционного еврейского.

Хасиды вначале жили замкнуто, но со временем стали расселятся; в результате чего сначала в европейское, а затем и в мировое еврейство влилась новая пассионарная группа евреев, которых было принято называть польскими и русскими. Часть из них в кон. XIX – нач. XX вв. эмигрировала в Америку, другая часть приняла активнейшее участие в русских революциях 1905 – 1917 гг., ну, а третья, наиболее ортодоксальная часть, явилась инициатором создания государства Израиль.

«Идеальная закономерность на самом деле постоянно нарушается внешними по отношению к данному этносу воздействиями», – особо подчеркивал Гумилёв.

Например, испанцы, завоевав Мексику и другие территории, резко нарушили ход этногенеза местных центрально-американских этносов. Это был зигзаг в триста лет длиной. В течении XVI – XVIII вв. на базе двух этносов: испанцев и индейцев, которые оказались комплиментарны, сформировался новый суперэтнос – латиноамериканский. И, в конечном счете, направление этногенеза вернулось в свое русло. Сегодня Южная и Центральная Америка переживают акматическую фазу. Уровень пассионарности там очень высокий. Такие харизматические лидеры, как Фидель Кастро, Че Гевара и Уго Чавес – вовсе не случайность. Латинская Америка бурлит с начала XIX века (со времен Симона Боливара), и, видимо, будет бурлить еще долго. При этом продолжится дальнейшая консолидация латиноамериканского суперэтноса, тем более что у них сегодня один общий противник – США.

Другой пример нарушения идеальной закономерности этногенеза – венгры. Первоначально они были кочевой ордой и жили в степях Южного Урала. Переселившись в начале X века на территорию современной Венгрии, они начали воевать против всех соседей: Византии, Франции, Италии, Германии, против славянских племен; доходили даже до Испании. Венгры были настоящими богатырями, и поначалу им сопутствовала удача. Из всех походов они приводили огромное количество пленников и пленниц. Пленниц они делали наложницами. Наложницы рожали им детей. В результате «оказалось, что в Венгрии появилось большое количество людей говорящих по-венгерски, но – это были полуфранцузы, полуитальянцы, полуиспанцы, полуславяне и все – христиане (потому, что их матери были христианками)». Получилось, что венгры растворили сами себя. Название сохранилось, но единого народа не стало. И Венгрия превратилась во второразрядное европейское королевство, которое, в конце концов, надолго потеряло свою независимость…



«Все имеют предков, но не все наследуют от предков этническую традицию», – писал Гумилёв.

Описывая природную закономерность этногенеза, Гумилёв подчеркивал, что не каждый этнос обязательно доживает до своего естественного конца. В этнической истории наблюдаются обрывы этногенезов в самых разных возрастах. Наиболее опасны периоды перехода из одной фазы в другую. Особенно третий переход – из акматической в фазу надлома. Именно в этот период распался в Х веке первый арабо-исламский суперэтнос. «В этнических процессах, – писал Гумилёв, – участвуют два ведущих фактора: потеря инерции первоначального толчка – старение, и насильственное воздействие соседних этносов, или других сил природы – смещение. Последнее всегда деформирует запрограммированный самой природой этногенез, но только в момент фазовых переходов смещение может быть катастрофичным».

Добавим, однако, что сегодня следует делать серьезную поправку на глобализацию (об этом ниже) и научно-техническую революцию. Гумилёв эти вопросы специально не рассматривал, но очевидно, что небывалое развитие техники, вооружений, средств связи и информации, существенно влияет на природный процесс этногенеза. Например, в наше «высокотехнологичное» время даже слабопассионарный этнос (суперэтнос), обладая современным оружием (в т. ч. информационным, организационным), способен нанести удар по высокопассионарному, но отсталому в военно-техническом отношении народу. Сегодня можно разбомбить страну, даже не заходя на её территорию, как это произошло в 1999 году в Югославии.

В то же время преувеличивать значение научно-технического фактора в современных войнах, как это делают технократы, не следует. Техника – это, конечно, важно, но человеческий фактор важнее. Можно выиграть войну, но при этом не победить народ, как это случилось после 2003г. в Ираке, а затем в Афганистане...

Во всех своих книгах Гумилёв относит последний пассионарный толчок к XIII веку (см. приложение Б). Но незадолго до своей смерти ученый предположил, что последний, десятый толчок мог произойти в конце XVIII века – ось толчка, затронула Японию, Китай, Индию и ушла на юг. Затем внес поправку: ось толчка XVIII в. прошла от Японии через Северную Индию не на юг, как предполагалось, а на запад – через Ближний Восток до Северной Африки. (Этот вопрос разрабатывал ученик Льва Николаевича В. А. Мичурин, опубликовавший в 1992 г. статью о пассионарном подъеме в современном Иране, и затем, в 2002 г. большую статью «Грозит ли нам новое Великое переселение народов. (Пассионарный толчок XVIII в. н. э. и его последствия.)»).

На сегодняшний день уже нет никаких сомнений: то брожение, которое переживают мусульманские страны на Ближнем и Среднем Востоке является результатом пассионарного подъема. Это хорошо видно в сравнении. Еще не так давно, в XIX веке большинство мусульман находились в спячке (инкубационный период), и их так же, как и китайцев, грабили все кому не лень. В XX веке все круто изменилось. С ростом пассионарности в мусульманских странах развернулось широкое национально-освободительное движение; начал складываться новый арабо-исламский суперэтнос. Одновременно произошло резкое усиление радикального («пассионарного») ислама, который появился еще в начале XIX века, и сразу же противопоставил себя традиционному («гармоничному») исламу. И если раньше европейцы относились к мусульманским народам весьма пренебрежительно, то сегодня – боятся. Очень много «террористов»…

Остается добавить, что причины «японского чуда», «северокорейского чучхе», взлета Китая и консолидации Индии имеют ту же этническую природу. Пассионарный толчок XVIII века дал новый импульс движению мировой истории и кардинально изменил геополитическую расстановку сил на евразийском континенте.

XXI век будет действительно веком Азии…


7969930983098094.html
7969992206062438.html
    PR.RU™