Отношение к кейнсианской концепции

В 40-50-х годах Хикс использовал в своих теоретических построениях многие положения кейнсианской концепции. Его "Теоретический вклад в исследование торгового цикла" начинался фразой о том, что кейнсианская теория много сделала для того, чтобы помочь нам понять характер хозяйственных колебаний, но остался невыясненным по крайней мере один вопрос - вопрос о самом экономическом цикле. Таким образом, как бы подразумевалось, что хиксианская концепция цикла послужит дальнейшим развитием кейнсианского подхода к анализу неустойчивости, внутренне присущей капиталистической экономике. В этой связи можно вспомнить и о том, какую важную роль в схемах циклического развития Хикса играет "потолок, который Кейнс называет полной занятостью"

Однако по мере развития послевоенной инфляции, по мере того, как прежнее восторженное отношение к "Общей теории занятости, процента и денег" Кейнса в западной экономической литературе стало уступать место осторожным критическим замечаниям, постепенно стала меняться и позиция Хикса. По свидетельству самого Хикса, он осознал необходимость нового подхода к постулатам "Общей теории" во время подготовки к выпуску своей книги "Капитал и время" (1965). О существенном смещении акцентов в хиксовой оценке кейнсианской теории могло свидетельствовать и содержание "Критических очерков денежной теории", вышедших в свет в 1967 г.

Хикс солидаризируется со многими положениями, высказанными в "Общей теории занятости, процента и денег". Так, следуя за Кейнсом, Хикс выделяет два основных стимула к хранению наличных денег - соображения, определяемые размерами дохода, и "деловые" расчеты; однако в "Критических очерках денежной теории" определения Кейнса несколько корректируются.

Хикс обращается к теоретическому понятию "спрос на деньги", которое особенно часто употребляется представителями монетаристской концепции. Спрос на деньги, требующиеся для осуществления хозяйственных сделок, не может, по мнению Хикса, играть ту же роль, какую в неоклассической теории цены играет спрос на товары. В "Критических очерках". отмечается, что спрос на деньги, требующиеся для покупки товаров и услуг, зависит от объема совершаемых сделок, от их характера (покупка за наличные, возможность отсрочки платежа и т. д.). Такой спрос, по существу, не зависит от индивидуальных решений, и используемую сумму денег нельзя считать добровольно хранимой. Кроме этой наличности, владелец имущества считает необходимым держать некоторую его часть в ликвидной (денежной) форме; размеры этой части определяются самим участником хозяйственного процесса. В движениях указанного компонента обращения "проявляются денежные потрясения, и политика центрального банка оказывает влияние именно на эту сумму хранимых денег" [9, стр. 15.].



На протяжении всей книги Хикс стремится придать идеям Кейнса, высказанным в "Общей теории занятости, процента и денег", несколько более сбалансированный характер, представить их как некий частный случай более общей концепции. В "Критических очерках", например, предполагается, что одной из причин, определявших скептическое отношение Кейнса к возможностям кредитно-денежной политики, было игнорирование эффекта реальных кассовых остатков. Указанный эффект предполагает, что сокращение реальной величины хранимых ликвидных резервов вынуждает их владельцев дополнительно сократить свои текущие расходы" Полемизируя с рядом западных экономистов (Д. Патинкином и др.), Хикс высказывает соображение об асимметричном характере этого эффекта: при увеличении ликвидных резервов, по-видимому, не существует столь же явной необходимости в немедленной расширении текущих расходов. Дальнейшие рассуждения Хикса строятся следующим образом. Расширенное предложение денежных ресурсов в обстановке начинающегося хозяйственного спада, конечно, могло бы значительно смягчить остроту проблем, порождаемых сокращением совокупного спроса. Однако, если свертывание производства зашло уже достаточно далеко и хозяйственная активность оказывается в подавленном состоянии, попытки "накачивания" в экономику дополнительных ликвидных средств вряд ли могут повлечь за собой значительное расширение хозяйственных операций, и в этом случае оказывается оправданным скептицизм Кейнса.

Опубликовав в 1974 г. цикл лекций, прочитанных в Хельсинки, Хикс дал своей новой книге красноречивое название "Кризис в развитии кейнсианской экономической теории". Здесь вновь ставится вопрос о том, что политика, направленная на стимулирование экономического роста, на определенном этапе неизбежно ведет к ускоренному развитию инфляции. В "Критических очерках денежной теории" Хикс еще именовал такую политику "псевдокейнсианской", а правительства, уступающие требованиям большинства населения об увеличении социальных выплат, называл "слабыми" и "нерешительными". В 1974 г. Хикс уже называет такую политику "кейнсианской"; он отмечает, что с конца 60-х годов эта политика "вместо того, чтобы обеспечивать реальное продвижение вперед, или экономический рост, что она, как казалось, и делала столь долгое время, стала просто порождать инфляцию. Создалось впечатление, что что-то пошло в неправильном направлении" [2,c.305].



Начавшийся пересмотр традиционных постулатов теории Кейнса побудил как сторонников, так и противников этой теории по-новому взглянуть на концепцию "хиксианского кейнсианства". Американский экономист П. Уэллс замечает, например, что статья Хикса "Г-н Кейнс и "классики"", "несомненно, содержала все, что отсутствовало в "Общей теории". Не было в ней только одного - самой общей теории". И сам Хикс в 70-х годах счел необходимым подчеркнуть, что в книге "Стоимость и капитал", вышедшей через два года после опубликования этой статьи, он предпочел уже совсем иные формулировки. Здесь же Хикс отмечал путаницу и противоречивость утверждений, содержащихся в "Общей теории занятости, процента и денег".

В книге "Кризис в развитии кейнсианской экономической теории" критическое отношение Хикса к теории Кейнса получило, пожалуй, наиболее развернутые формы. И все же автора этой работы никак нельзя отнести к числу сколько-нибудь последовательных критиков Кейнса. Скорее, речь может идти о попытках сохранить сильно пошатнувшиеся теоретические конструкции, пожертвовав при этом некоторыми наиболее одиозными положениями "Общей теории занятости, процента и денег”. Анализ материала в " Кризисе в развитии кейнсианской экономической теории” организован по тому же принципу, что и "классическая" схема Хикса: сначала рассматривается движение сбережений и инвестиций, а затем предпочтение ликвидности и мотивы хранения денег. Описывая механизм мультипликационного процесса и его границы автор возвращается к идее физической ограниченности факторов производства. Ставя в заслугу Кейнсу выделение "барьера полной занятости", Хикс призывает взглянуть на проблему шире: "Впечатление, которое легко может сложиться у человека, прочитавшего "Общую теорию", сводится к тому, что единственным препятствием для хозяйственного роста, даже для стремительной экспансии оказывается нехватка трудовых ресурсов, - такое впечатление неверно. Существуют и другие проблемы. Первой в числе таких проблем он называет наличие соответствующих запасов сырья и материалов. В условиях депрессивной экономики 30-х годов такие запасы достигали огромных размеров, что и обеспечивало возможности для стимулирования экономики с помощью бюджетной политики (для того, чтобы механизм мультипликатора мог действовать при постоянных ценах, требуются, как напоминает Хикс, "избыточные" запасы). В противном случае мультипликативное расширение спроса неизбежно должно повлечь за собой повышение цен.

В трактовке Хиксом теории денег Кейнса явно ощущается влияние работы Лейонхувуда: как и последний, Хикс полагает, что Кейнса, вероятно, следует считать монетаристом "в некотором, вероятно весьма узком, смысле этого слова" . Однако последователи Кейнса были практически единодушны в своем отрицании роли денежно-кредитной политики. В такой ситуации единственным инструментом правительственного макроэкономического регулирования оставался лишь государственный бюджет, и "кейнсианство практически превратилось в фискализм".[4,c.209]

Известно, что в "Общей теории занятости, процента и денег" Кейнс не включал ссудный процент в число важнейших переменных, влияющих на поведение частных инвестиций. Пытаясь как-то оправдать такой подход, Хикс прибегает к довольно искусственным построениям. Когда Кейнс утверждал, что уровень ссудного процента не влияет на размеры инвестиций, он, оказывается, имел в виду не рыночные ставки вообще, а лишь ставки, по которым наиболее надежный заемщик может получить средства взаймы на длительный срок, т. е. практически ориентировался на процент по правительственным долгосрочным обязательствам. А именно эти процентные ставки в Англии и в США во время депрессии 30-х годов, по утверждению Хикса, действительно не оказывали существенного влияния на инвестиционную стратегию предпринимателей.

При подобной интерпретации плодотворной могла бы оказаться лишь такая денежно-кредитная политика, которая действительно обеспечила бы переход к длительному поддержанию низких процентных ставок по всем кредитным операциям - краткосрочным и долгосрочным. Однако такому переходу мешают спекулятивные операции денежных капиталистов; именно поэтому, утверждает Хикс, Кейнс в своей теории денег отвел так много места спекулятивным операциям. В нынешних условиях, однако, подобный акцент представляется по меньшей мере устаревшим, современная теория денег, как пишет Хикс, уже не может выдвигать в центр своего анализа спекулятивные мотивы.

Хикс ссылается также на следующее обстоятельство. В 30-х годах, когда размеры частных инвестиций были невелики, большинство частных предпринимателей в своих хозяйственных операциях опирались главным образом на собственные средства (или, если следовать терминологии "Кризиса...", особенно велика была роль "автократичного сектора"). Однако в нынешних условиях резко возросла роль кредита в финансировании частных капиталовложений (возросло значение хозяйственного сектора, "опирающегося на операции овердрафта"). Это неизбежно влечет за собой расширение возможностей денежно-кредитного регулирования.

Особенно много бедствий капиталистической экономике несет, по утверждению Кейнса, чрезмерное "предпочтение ликвидности". Хикс не оспаривает этого, но резонно замечает, что и быстрое развитие инфляции, стремительно "пожирающее" ликвидные резервы, не сулит ничего хорошего. Поэтому программы хозяйственного стимулирования, по мнению критика Кейнса, должны быть достаточно осмотрительными.

Хикс всячески стремится отмежеваться от получивших скандальную известность высказываний Кейнса, - высказываний, согласно которым "сооружение пирамид, землетрясения, даже войны могут послужить стимулом к увеличению богатства...". Хикс отмечает, что подобные рассуждения могут фигурировать лишь в такой макроэкономической теории, которая рассматривает самый короткий промежуток времени . При этом Хикс умалчивает о широком использовании кейнсианской концепции в качестве теоретического оправдания гонки вооружений в США и других странах - членах Североатлантического блока. Между тем пронизывающий сегодня всё и вся в империалистических странах милитаризм выступает "как наиболее ходовое средство подстегивания экономики".

Подводя итоги своим рассуждениям, основоположник "хиксианского кейнсианства" пишет о том, что в свете опыта последнего времени кейнсианская экономическая теория "внушает значительно меньше бодрости, чем казалось поначалу, в те рассветные времена 1936 г., когда она подавала добрые надежды" . Книга Хикса помимо воли ее автора свидетельствовала о кризисе кейнсианской концепции - самом серьезном кризисе со времени ее возникновения. В этом кризисе проявились не только внутренние противоречия, заложенные в самой теоретической системе, и пороки методологии; провал кейнсианской хозяйственной политики наглядно отражал резкое обострение противоречий капиталистической экономики, в том числе стремительное нарастание инфляции, переплетение циклических и структурных кризисов и выявившуюся неэффективность традиционных методов государственного регулирования.[3,c.159]


7967983552423923.html
7968012331752897.html
    PR.RU™